Госпиталь в Эфиопии

Госпиталь Российского Красного Креста в Эфиопии

 

 

Улица русских врачей

Истоки помощи Российского Красного Креста населению Эфиопии уходят глубоко в историю отношений между нашими государствами.

В конце XIX века Эфиопия была единственной африканской страной, сумевшей сохранить свою независимость и дать отпор колонизаторам. Начиная с 80-х годов прошлого века, Италия активизировала свои усилия по колонизации страны. В 1889 г. обманом и насилием правительству Италии удалось заключить договор, закреплявший за ней значительную часть территории Эфиопии и фактически устанавливавший протекторат над ней. Однако Эфиопия продолжала отстаивать свою независимость. В марте 1896 г. в битве при Адуа итальянские захватчики потерпели поражение. В этой войне Эфиопия понесла большие потери: примерно 45 тыс. раненых и убитых.

Героическое сопротивление народа Эфиопии вызвало в России горячее сочувствие. В прессе публиковались материалы о необходимости оказания медицинской помощи раненым эфиопам. В марте 1896 г. на заседании Главного Управления РОКК было принято решение о командировании в Эфиопию санитарного отряда, на эти цели ассигновано 100 тыс. руб.

 

К концу марта 1896 г. был укомплектован санитарный отряд в составе 61 человека, в который входили доктора, санитары, студенты-медики, сестры милосердия. За время пребывания в Эфиопии русские врачи оказали медицинскую помощь 30 946 раненым и больным, посетили на дому 279 человек, 190 больных лечились в госпитале, было проведено 1143 операции, из них 191 в госпитале и 952 амбулаторно.

В 1898 г. в Эфиопии был открыт русский госпиталь – это было первое лечебное учреждение в стране. Он просуществовал 8 лет, но до сих пор эфиопский народ хранит благодарную память о русских медиках, проявивших высокий гуманизм и самоотверженность во имя спасения жизни людей, добра и справедливости. Медицинские работники были награждены правительственными орденами и медалями, а улица в Аддис-Абебе, на которой находился госпиталь, названа «Улицей русских врачей».

В 1945 г. Советский Союз установил с Эфиопией дипломатические отношения, а в 1946 г., идя навстречу пожеланиям эфиопского правительства, обеспокоенного все возрастающим количеством больных, и руководствуясь гуманными принципами, направил туда большую группу врачей и среднего медицинского персонала для организации советской больницы.

В этот период культурный уровень населения и состояние здравоохранения Эфиопии были крайне низкими. Тяжелые жилищно-бытовые условия, незнание элементарных правил гигиены, распространение предрассудков способствовали распространению социально-бытовых болезней. В отчете одного из советских врачей, работавшего в Эфиопии, говорилось: «В центре г. Аддис-Абеба имеется значительное количество домов европейского типа. Основная же масса населения ютится в различного рода хижинах, а на окраинах — в «тукулях» (глинобитных хижинах, покрытых тростниковой соломой, без пола и печи). В таком «тукуле» живет семья бедняков из 10—12 человек. Скученность в жилых помещениях, низкая культура населения, отсутствие какой бы то ни было бесплатной медицинской помощи приводят к высокой заболеваемости туберкулезом, трахомой, чесоткой».

Среди местного населения Эфиопии были сильны также и различные религиозные предрассудки: длительное воздержание от пищи, бичевание самих себя во время религиозных праздников, вырывание изо рта детей "маленького язычка", так как по преданиям он является источником всех заболеваний.

По официальным данным Министерства здравоохранения Эфиопии, только за 1948 г. были зарегистрированы заболевания сифилисом (77 396 случаев), гонореей (30288), проказой (5687), натуральной оспой (72 случая). Однако и эти данные не отражали истинной картины санитарно-эпидемического состояния страны. Органы здравоохранения не вели никакой санитарно-просветительной и профилактической работы среди населения. Эфиопия не имела своих национальных медицинских кадров.

 

15 сентября 1947 г. Исполком Союза Обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР открыл в Аддис-Абебе общедоступную больницу имени Деджазмач Балча, выдающегося эфиопского патриота, отдавшего жизнь в борьбе за счастье своей страны. Больница, для которой правительством Эфиопии было выделено одно из лучших зданий столицы, была рассчитана на 65 коек. Здесь разместились терапевтическое, хирургическое, гинекологическое и детское отделения, поликлиника, а также аптека, клиническая лаборатория.

Больница полностью обслуживалась советским медицинским персоналом, который имел в своем распоряжении лекарства и оборудование, привезенные из СССР.

Советские специалисты внесли значительный вклад в медицинское обслуживание населения страны. Венерические, кожные, желудочно-кишечные заболевания, такие как брюшной тиф, дизентерия, различные формы туберкулеза, — вот неполный перечень болезней, с которыми наиболее часто приходилось сталкиваться советским врачам в Эфиопии. Оказывая местному населению помощь, врачи применяли лучшие достижения советской медицинской науки в хирургии, терапии, офтальмологии, стоматологии.

Популярность «русской больницы» росла год от года. По статистическим данным за 1948 г., в амбулатории больницы было принято 24 357 человек, в стационаре — 593 человека, а общее число обслуженных больных составило 31 081. Советские врачи выезжали за десятки километров в далекие селения, где в глиняных мазанках прямо на земляном полу лежали тяжелобольные и роженицы. Эфиопы встречали советских специалистов с большим уважением и доверием.

Советские медики не только лечили пациентов, но и вели большую просветительскую работу среди населения, проводили беседы на санитарно-гигиенические темы, готовили национальные кадры медиков, передавая им свой опыт, выступали с лекциями и докладами по вопросам местной краевой патологии, рассказывали о достижениях советской медицинской науки и техники, консультировали больных в других больницах Аддис-Абебы. При больнице Красного Креста были организованы курсы медицинских сестер для местного населения.

Больница Советского Красного Креста в г. Аддис-Абебе была известна не только в Эфиопии – ее добрая слава привлекала сюда пациентов из соседних стран: Судана, Сомали.

Больница Советского Красного Креста и в настоящее время продолжает гуманную деятельность по оказанию медицинской помощи эфиопскому народу, способствуя развитию и укреплению дружественных связей между нашими странами.

 

РОССИЙСКИЙ ЛЕПЕСТОК «НОВОГО ЦВЕТКА»

Первый визит в «Балча-госпиталь», как называют в Аддис-Абебе больницу Российского Красного Креста, оставил неизгладимые впечатления.

К этому моменту я провел в разных странах Африки больше месяца и уже забыл, как звучит родная речь. И вдруг будто кусочек родины материализовался в Эфиопии, в самой глубине Черного континента: много русских лиц, родной язык, кустик земляники, растущий на пригорке, старая «Волга»-«скорая помощь» у ворот и даже запах русской бани, доносившийся непонятно откуда… Да и само здание госпиталя – коридоры, лестницы, регистратура, кабинеты, очереди – напоминало до боли знакомую типичную районную поликлинику. Только вот в очередях здесь томились темнокожие люди.

 

Тогда я и не предполагал, что мне предстоит вернуться сюда и проработать в «Балча-госпитале» больше года.

 

 

Город-цветок

На русский язык с амхарского «Аддис-Абеба» переводится как «Новый цветок». Город основала в 1886 году императрица Таиту, романтичная особа, обожавшая цветы и национальный колорит.

Новый цветок расцвел среди зеленых гор, черных скал и ароматных эвкалиптовых лесов. Считается, что Аддис-Абеба – одно из лучших на земле мест для жизни человека. Здесь никогда не бывает слишком жарко – 25–30 градусов круглый год, никакой малярии, свежий горный воздух, сочная зелень. Но есть и другая Аддис-Абеба: роскошные виллы и сверкающие витрины супермаркетов буквально соседствуют с трущобами и сараями – такая вот своеобразная «интеграция» богатых и бедных в столице Эфиопии. Центральные улицы города напоминают американские горки: машины то ползут вверх, то падают вниз.

Бросается в глаза обилие на улицах красивых людей. Женщины – с длинными африканскими косичками, из которых у каждой на голове воздвигнута целая прическа: у одних косички заплетены зигзагами, у других – кругами, у третьих – волнистыми линиями, треугольниками, ромбиками… Нет ни одной одинаковой «укладки»!

Тротуаров в Аддис-Абебе почти нет, все ходят по проезжей части. Водителям приходится постоянно объезжать идущих, сигналить им, чтобы те уступили дорогу. Пешеход в Эфиопии – равноправный участник дорожного движения. Встречаются и «грузовые пешеходы». Женщины из окрестных деревень тащат в город здоровенные вязанки с ветками эвкалипта. У некоторых груз тянет килограммов на 40 и достигает трех метров в ширину. Такие пешеходы имеют преимущества на дороге. Все прекрасно понимают, какой нужный груз они доставляют. Ведь до сих пор добрая половина эфиопской столицы обогревается и готовит себе пищу на эвкалиптовых дровах. Те, кто побогаче, перевозят дрова на ишаках. Часто можно видеть, как небольшая колонна осликов движется по правой полосе абсолютно самостоятельно, без погонщиков.

А вот и Русская улица в старом квартале города. Именно здесь 110 лет назад появился госпиталь российского Красного Креста.

 

Энтузиасты XIX века

Сначала госпиталь размещался в палатках, что создавало огромные проблемы медикам. Родственники больных вели себя в клинике как дома. Приносили продукты и устраивали трапезы, в период холодов и дождей оставались ночевать в лазарете, хором пели песни и молитвы, оплакивали умерших. Врач-хирург Н. Бровцын писал в дневнике: «Мы удручены, поражены, убиты; ищем крюков покрепче и веревок потолще…» С эфиопским императором Менеликом II было условлено, что Русскому госпиталю создадут условия для работы и построят специальное здание. Работу поручили местным мастерам, которые умели строить только из глины и соломы. Получившееся здание длиной 25 метров с соломенной крышей и верандой смотрелось на фоне местных хижин царским дворцом. Менелик гордился этим шедевром зодчества. Особое восхищение императора вызывала веранда, имевшая своеобразную колоннаду из массивных бревен, и каждому вновь появившемуся при дворе иностранцу Менелик советовал увидеть ее.

Русские врачи отмечали почти полную медицинскую неграмотность даже эфиопской аристократии. Например, совершенно невероятным представлялось им действие хлороформа. Солдаты под наркозом нередко начинали выкрикивать боевые лозунги, «бегать и стрелять» на операционном столе. Посовещавшись со своими придворными знахарями, Менелик решил, что хлороформ заставляет говорить правду. Император направил к русским врачам двух человек, подозревавшихся в совершении преступления, полагая с помощью чудесного препарата выведать правду. Но хирурги категорически отказались использовать наркоз в подобных целях.

Русские врачи открыли в Аддис-Абебе медицинские курсы, а П.В.Щусев написал первое в истории страны пособие по основам медицинских знаний и правилам личной гигиены «Врачебные советы для абиссинцев». В 1906 году Русская миссия отправилась на родину, оставив больницу со всем инструментарием абиссинскому Красному Кресту, учрежденному императрицей Таиту.

Новая история госпиталя началась в 1947 году, после установления советско-эфиопских дипотношений. Эфиопское правительство предоставило советскому Красному Кресту здание и территорию сроком на 50 лет. Госпиталь расположился на новом месте, в районе Лидета, и был назван в честь национального героя Эфиопии деджазмача (один из высших феодальных титулов Эфиопии. – Прим. ред.) Балча.

Успешное лечение тяжелейших форм туберкулеза, отравлений, сепсисов, полиомиелита, малярии снискало славу Русскому госпиталю как одному из лучших в Восточной Африке. В 1978 году было построено современное здание из стекла и бетона. Кабинеты оборудовали по последнему слову техники, что позволило проводить сложнейшие операции и стало настоящим прорывом для Эфиопии.

В 90-х годах на госпиталь свалилась масса тяжелых проблем. С одной стороны, распад Советского Союза и прекращение помощи, с другой – гражданская война в Эфиопии, отделение провинции Эритреи, смена политического курса. Но в 1997 году было заключено новое Соглашение между Минздравом Эфиопии и российским Красным Крестом, которое продлило работу госпиталя еще на 25 лет. В 2003 году госпиталь снова попал в сложную ситуацию. Больница имела огромные долги, и шел разговор об изменении ее статуса или закрытии. Спасать положение был призван известный специалист российского Красного Креста, возглавлявший госпиталь в 1982–1987 годах, доктор медицинских наук Анатолий Ермаков. Огромный опыт нового директора, работа в Иране, Чаде, Нигерии, Камеруне, на Кубе и его профессионализм помогли старейшему госпиталю преодолеть кризис и перейти на самофинансирование.

 

120 тыс. больных в год

Сегодня «Балча-госпиталь» – это многопрофильное лечебное учреждение, включающее в себя большое поликлиническое отделение, рассчитанное на 400 посещений в день, и стационар на 225 коек, состоящий из четырех отделений: хирургического, терапевтического, инфекционного и реанимационного. В госпитале функционируют лабораторное, физиотерапевтическое, рентгенологическое отделения, компьютерная томография и т.д. В больнице работает около 80 специалистов, командированных из России, и 230 человек, набранных из местного населения.

Рабочий тандем: русский врач и медсестра-эфиопка

Российские сотрудники проживают на территории госпиталя, больничную часть территории от жилой отделяет парк из эвкалиптов и фруктовых деревьев. В целом нагрузка у врачей и медсестер здесь в два раза выше, чем в российских больницах. Каждый терапевт оказывает помощь в среднем 13 тыс. пациентов в год. Общее число принимаемых за год больных доходит до 120 тыс.

Сейчас, когда госпиталь находится на самофинансировании, благотворительных бесплатных программ осталось немного. Например, госпиталь сотрудничает с международной благотворительной организацией «Чеширский дом», созданной для помощи детям с последствиями полиомиелита. За 15 лет сотрудничества наши врачи прооперировали более 1200 детей, выполнив около 1600 реконструктивных операций. Самые бедные пациенты при наличии соответствующих документов из районного управления лечатся в госпитале бесплатно. Платное лечение в третьем классе стационара стоит около $3 в сутки, а в первом классе и люксе – в десятки раз дороже. Система построена таким образом, чтобы богатые платили за бедных.

Основа выполнения финансовых планов госпиталя – операционный блок, а также высококлассные палаты стационара, которые всегда заняты. Европейцы и американцы, туристы и дипломатические работники, сотрудники международных организаций часто выбирают именно Русскую клинику. Даже несмотря на то, что в городе в последнее время появилось несколько госпиталей с современным оборудованием: рейтинг русских врачей по-прежнему очень высок. О престиже Русской больницы говорит и тот факт, что именно сюда поправить свое здоровье приезжает патриарх Эфиопской ортодоксальной церкви и другие представители эфиопской элиты.

 

«На то воля Бога!»

В целом Эфиопия стоит на четвертом месте в мире по количеству инфекционных заболеваний. СПИД сегодня – одна из главных проблем страны. При этом брать анализ на ВИЧ без согласия пациента строжайше запрещено законом. Даже разговоры с пациентом на тему сдачи анализа на ВИЧ может вести только особый специалист – каунслер. В «Балче» работает несколько каунслеров-эфиопов, но далеко не всегда удается получить согласие пациента на анализ.

Эфиопия – страна специфическая. Особенности менталитета работают совсем не на руку врачам. Эфиопы очень набожны: считают, что абсолютно все – во власти Бога. Поэтому руки моют редко, едят сырое мясо и даже от СПИДа никак не хотят предохраняться. Распространение туберкулеза вообще приняло угрожающий размах, особенно в столице. Иногда набожность эфиопов принимает совсем уж странные формы. Например, они могут ни с того ни с сего прыгнуть под колеса машины. Согласно местным поверьям, перебежать дорогу перед самой машиной – значит «отсечь чертей», которые частенько «садятся на хвост». Ну а если чертей не отсек, то с чертями встретился… А нашумевший на весь мир голод 80-х годов?! Люди просто сидели и ждали помощи от Бога. Да, тогда был неурожай. Но ведь Эфиопия – не пустыня. Здесь очень богатая флора и фауна. Кругом много диких гусей, рыбы, но никто ничего ловить не собирался. Люди просто сидели и умирали... Исключительная вера в Бога способствует и тому, что люди приходят в госпиталь с крайне запущенными заболеваниями.

Продолжают эфиопы и «развлекать» русских врачей почти так же, как сто лет назад. Аборигены племени мурси (те, что вставляют дощечки в нижнюю губу и мочки ушей) своим появлением в госпитале в 2005 году произвели фурор. Большинство жителей Аддис-Абебы никогда живьем этих аборигенов тоже не видели. Поэтому в течение двух часов фотографировались с туземцами не только русские, но и эфиопские сотрудники госпиталя. Сметливые мурси брали по 5 бырр (около $0,5) за снимок. Когда же их спросили, зачем они пришли, то в ответ услышали: «Зубы подлечить… ну, и заработать на корову».

Эфиопский персонал госпиталя – особая тема. Кое-кто учился в медицинских вузах России, другие – выпускники местных учебных заведений. Администрация госпиталя создает все условия для изучения русского языка и стимулирует сотрудников к этому. В результате почти все говорят по-русски. Некоторые эфиопские сотрудники – местные знаменитости. Например, водитель Иосиф был активистом оппозиционной партии на выборах 2005 года. Пытаясь опротестовать официальные результаты выборов, оказался за решеткой. Под нажимом международного сообщества Иосифа и других оппозиционеров освободили по амнистии в 2008 году.

Есть в госпитале эфиопская волейбольная команда, которая довольно успешно выступает в чемпионате страны. Проходят и товарищеские встречи с волейбольной командой посольства России.

На входе в госпиталь – вывеска на русском, английском и амхарском языках. Здесь же большой железный ящик, где посетители оставляют свои автоматы и пистолеты. Обстановка в Эфиопии по-прежнему сложная. Но одно из правил «Балчи» – никакого оружия на территории госпиталя.

Сотрудникам российского Красного Креста к экстремальным условиям не привыкать. Например, в мае 2005 года, когда проходили парламентские выборы и, по официальной версии, победила действующая власть, народ вышел на улицы. Едва не свершилась новая революция. Дороги были перегорожены баррикадами, всюду костры, стрельба… Госпиталь оказался почти в центре беспорядков. Но, слава богу, обошлось.

 

 

Другое дело в Иране. Анатолий Ермаков, руководивший в конце 70-х годов таким же госпиталем тогда советского Красного Креста, наблюдал исламскую революцию из окна кабинета. «Однажды, – рассказывает экс-директор, – вошли люди с автоматами и, не говоря ни слова, посадили меня в машину. Привезли в город Кум в резиденцию Хомейни. Там меня ждали еще три врача: анестезиолог из Швейцарии, уролог из Австрии, кардиолог из Германии. Все попали сюда примерно таким же способом, как и я. Вождю революции нездоровилось, и нас привезли ему на помощь. Все боялись брать на себя ответственность. Уролог готов был сделать операцию при условии гарантий со стороны анестезиолога, анестезиолог говорил, что даст разрешение на наркоз, если кардиолог поручится за сердце пациента, и т.п. Хомейни мы, конечно, помогли, потому как прекрасно понимали, что без этого нас отсюда не выпустят. Пришлось изрядно потрудиться, чтобы сделать все безоперационно. После того как вождю стало легче, нас всех развезли обратно по своим больницам. На следующий день все участники этого принудительного «консилиума» бежали из Ирана со всех ног – первым же рейсом улетели назад к себе на родину. Один я остался. Но госпиталь в Тегеране мы все-таки потеряли. Хомейни заявил, что «неверные не могут лечить правоверных». Советский Красный Крест был вынужден свернуть миссию, а здание госпиталя со всем оборудованием подарить иранскому народу. Примерно таким же образом мы лишились и крупной клиники в Алжире. Так что «Балча» остается единственным госпиталем российского Красного Креста в мире».

 

Тринадцать месяцев в году

Самое необычное для русских врачей – работать в условиях местных традиций. Эфиопия, наверное, одна из самых архаичных стран мира. Сохранившаяся во многом тысячелетняя культура – прямое следствие того, что Эфиопия никогда не была ничьей колонией.

Так, страна живет по собственному календарю, в котором 13 месяцев. Новый год в Эфиопии – 12 сентября, и только в прошлом году здесь наступил 2000 год. Эфиопское время не имеет никакого отношения к Гринвичу. Новые сутки наступают с восходом солнца – в 6 утра.

День в «Балче» часто начинается с пения эфиопских священников. По соседству с госпиталем находится крупный эфиопский ортодоксальный храм. Священников там много, петь они очень любят и поют в микрофоны через мощные усилители. По всей округе разносятся утренние молитвы. Правда, слушая их песнопения, ни за что не догадаешься, что звучит христианская молитва. Все эти пряные восточные интонации, скорее, напоминают пение мантр индусскими брахманами. По большим праздникам пение не прекращается всю ночь…

Российские женщины осваивают эфиопские экзотические продукты, стараясь приготовить из них традиционные для России блюда. Существует даже так называемая «Книга рецептов Балчи», где можно узнать, как испечь шоколадный торт, засолить черемшу, эфиопские грибы и т.п.

Сам факт проживания на высоте 2400 м над уровнем моря, в условиях, приближенных к высокогорью, очень сильно влияет на работоспособность. Особенно восприимчивые европейцы периодически проходят курс оксигенотерапии. Распространенная шутка на эту тему – положение британского законодательства, согласно которому показания свидетеля, прожившего пять и более лет в Эфиопии, во внимание не принимаются.

В выходные дни для сотрудников госпиталя организуются поездки в курортные зоны. Для полноценного отдыха на территории госпиталя имеются баня, спортивная площадка, а в клубе – русский бильярд. Здесь же расположена русская библиотека. За последние годы она пополнилась коллекцией дисков с музыкой и фильмами, главным образом русскими, чего так не хватает в далекой стране. У каждого сотрудника в квартире телевизор. Доступны основные российские телеканалы. Хорошую культурную программу обеспечивает и Российский центр науки и культуры в Аддис-Абебе. Хотя центр и расположен далеко от госпиталя, на особо интересные мероприятия, такие как фотовыставки российских путешественников, встречи с заезжими российскими писателями и исследователями, администрация больницы организует специальные поездки.

Что касается жизни духовной, то, хотя Эфиопская церковь и близка Русской православной, обряды двух церквей имеют мало общего. В Эфиопии принято, например, снимать при входе в храм обувь, службы длятся по нескольку часов и сопровождаются игрой на барабанах и танцами! Для этого даже существует специальный чин церковнослужителя – дабтара. Танцы, конечно, весьма специфические, напоминают притопывания и прихлопывания с наклонами влево-вправо. Рассказывают, что такой танец символизирует Христа, идущего на Голгофу. Весьма проблематично физически попасть в храмы во время службы – слишком много народа. Наверное, поэтому для русских сотрудников госпиталя настоящим спасением в этом смысле является Греческая православная церковь, которая существует в Аддис-Абебе более 80 лет.

 

Гуманитарная помощь

Трудностей сегодня у госпиталя множество. Прежде всего это самофинансирование и отсутствие какой-либо финансовой поддержки извне. С одной стороны, заработанных госпиталем денег не хватает, чтобы обеспечить достойные зарплаты сотрудникам. У многих врачей зарплата здесь ниже, чем в России. Это затрудняет привлечение высококвалифицированных кадров. С другой – сам факт постоянно повышающихся цен за лечение в госпитале заставляет эфиопских чиновников подозрительно относиться к этому благотворительному учреждению. И уж совсем сложно госпиталю находить возможности для модернизации оборудования и ремонта помещений. Медицинское оборудование в большинстве своем изношено, инструментария не хватает. Травматологи нередко обращаются к работнику гаража, эфиопу по имени Люль, чтобы тот выточил необходимые для операции пластины, штифты, гвозди.

Осложняется ситуация и возросшей конкуренцией со стороны новых, хорошо оборудованных госпиталей. Причем используются порой недобросовестные методы борьбы за клиентов. Сотрудники конкурентов появляются у ворот «Балчи», уговаривают всех направляющихся в госпиталь воспользоваться услугами их клиники.

Администрация больницы пытается привлекать спонсоров для модернизации госпиталя. Тем не менее проблему, в общем, это не решает.

Именно поэтому министр иностранных дел Сергей Лавров во время своего визита в госпиталь в 2006 году, обратив внимание на обветшалость больницы, обещал помочь. На докладной министра тогдашний президент, В.В. Путин, поставил резолюцию, чтобы госпиталю была оказана помощь оборудованием, инвентарем и медикаментами на сумму $1 млн. В декабре 2008 года самолет МЧС доставил в Аддис-Абебу долгожданную помощь.